zavodfoto (zavodfoto) wrote,
zavodfoto
zavodfoto

Categories:

Про беспилотных пилотов

Оригинал взят у onepamop в Про беспилотных пилотов

Рассказ о 924 Центре беспилотной авиации уместно будет начать с исторического экскурса. Совсем краткая история отечественных БПЛА такова: начало формирования частей беспилотной авиации в ВС СССР можно отнести к середине 60-х годов прошлого века. От беспилотных самолётов-мишеней советская конструкторская мысль шагнула к «одноразовым» тактическим беспилотным самолётам-разведчикам ТБР-1 (Ла-17Р) и дальним беспилотным самолётам-разведчикам ДБР-1 (Ту-123 «Ястреб»). Приборный отсек «Ястреба» разрабатывался как многоразовый, а вот остальная часть БПЛА была одноразовой, тормозной парашют не спасал от разрушения центральную и хвостовую часть самолёта.

В конце 70-х годов прошлого века на вооружении Советской Армии появились оперативно-тактические беспилотные разведчики Ту-141 «Стриж» (входил в состав комплекса ВР-2 «Стриж»), а за ними и беспилотные разведывательные комплексы ВР-3 с турбореактивными БПЛА Ту-143 «Рейс». Это были уже «многоразовые» комплексы, позволявшие решать гораздо более сложные задачи.

В 1980-е годы появляется очередное поколение БПЛА — лёгкие «многоразовые» разведчики. В СССР таким «беспилотником» стала «Пчела-1М» (комплекс «Строй-ПМ»), предназначенная для наблюдения за боевой обстановкой с помощью телевизионной или тепловизионной аппаратуры. За «восьмидесятыми» пришли и «девяностые», когда у страны появились гораздо более важные заботы, чем разработка беспилотных разведывательных комплексов. Но пришло время навёрстывать упущенное.

О том что и как происходит в отечественной беспилотной авиации рассказал начальник 924-го Государственного центра беспилотной авиации Министерства обороны Российской Федерации, кандидат военных наук, полковник Валерий Викторович Фролов.

Обращаю внимание: материал снимался в декабре 2014 года, по техническим причинам (флешку заклинило) опубликовать его ранее возможности не было.







Государственный музей авиации Украины, Жуляны.

На заднем плане видны Ту-141 «Стриж» и СПУ (самоходная-пусковая установка) от Ту-143 «Рейс». Ту-143 «Рейс» — советский разведывательный беспилотный летательный аппарат (БПЛА). Предназначен для ведения тактической разведки в прифронтовой полосе путём фотографирования и телевизионной разведки площадных целей и отдельных маршрутов, а также наблюдением за радиационной обстановкой по маршруту полёта. БПЛА Ту-143 «Рейс» до сих пор состоят на вооружении отдельного полка БПЛА ВСУ, а один из них даже был сбит (как говорят) бойцами подразделения Моторолы 1 августа 2014 года в районе города Шахтёрска.


Ту-141 «Стриж» — многоразовый советский оперативно-тактический разведывательный беспилотный летательный аппарат разработки ОКБ им. Туполева. Предназначался для ведения разведки на глубину в несколько сотен километров от линии фронта на трансзвуковых скоростях. Оснащался средствами фото- и инфракрасной разведки, что позволяло использовать его при любых условиях и в любое время суток. Посадка Ту-141 осуществлялась с помощью парашютной системы, расположенной в хвостовой части.Комплекс выпускался в Харькове, состоял на вооружении ВВС СССР c 1979 по 1989 годы, преимущественно дислоцировался на западной границе СССР.



Ту-141 «Стриж» с бортовым номером «05» в экспозиции Центрального музея ВВС в подмосковном Монино.



В 924-м Государственном центре беспилотной авиации Министерства обороны Российской Федерации о «Стрижах» и «Рейсах» помнят, но своих курсантов обучают владению совсем другой техникой.



1 декабря 2013 года исполнилось 30 лет со дня создания Межвидового центра беспилотных летательных аппаратов.



В настоящее время в состав Центра входят управление центра, исследовательский отдел (применения и войсковых испытаний беспилотной авиации), курсы переподготовки и повышения квалификации (специалистов беспилотной авиации), две эскадрильи БЛА (исследовательско-инструкторская и средней дальности).



Со дня формирования личный состав Центра участвовал более чем в 200 военных учениях различного уровня.



Центр расположился на территории бывшего Коломенского высшего артиллерийского командного училища (КВАКУ), в «старом» городе.





В момент моего визита в Центре кипело строительство. Ломали старые, непригодные для эксплуатации здания, реконструировали пригодные и возводили новые. В планах строительства и реконструкции: новые казармы, штаб, клуб, спорткомплекс с бассейном и стадионом, лазарет, столовая, учебный и учебно-демонстрационный корпуса, КПП и парковка.



Историческая справка:

Центр сформирован 1 декабря 1983 года в п. Марциена Мадонского района Латвийской ССР. В январе 1987 года в составе Центра были сформированы 357 отдельная исследовательско-инструкторская эскадрилья крылатых ракет наземного базирования и 283 отдельная рота охраны. С 1993 года по апрель 1994 года Центр с подчинёнными частями передислоцирован в г. Егорьевск Московской области.

В мае 2000 года Центру придан статус межвидового. В декабре 2000 года для выполнения боевых задач был сформирован 140 отдельный полк беспилотных авиационных комплексов с дислокацией в г. Ахтубинск Астраханской области и 24 отдельный полк БАК с дислокацией в п. Туношна Ярославской области.

В июле 2009 года полки БАК были переформированы в 215 авиационную базу БЛА. В сентябре 2009 года Центр с 215 авиационной базой БЛА передислоцирован в г. Коломну Московской области.

В сентябре 2010 года Центр был подчинен 4 Государственному центру подготовки авиационного персонала и войсковых испытаний МО РФ (г. Липецк).

В марте 2011 года 215 авиационная база была расформирована, а ее четыре эскадрильи и отряд БЛА вошли в состав Центра. С ноября 2011 года по апрель 2013 года Центр входил в состав 476 Окружного учебного центра Западного военного округа (г. Ковров).

В 2013 году центр преобразован в 924 Межвидовой центр беспилотных летательных аппаратов Генерального штаба Вооружённых Сил Российской Федерации. В декабре 2014 года на базе 924 Межвидового центра беспилотной авиации ГШ ВС РФ сформирован 924 Государственный центр беспилотной авиации МО РФ.




Продолжительность курса обучения зависит от типа осваиваемой техники: комплексы малой дальности требуют двух с половиной месяцев, комплексы большей дальности, например, «Форпост», потребуют от курсантов четырёх месяцев занятий.



БПЛА «Элерон-3СВ» — специальное разведывательное средство ближнего радиуса действия.


БПЛА адаптирован для установки сменной модульной полезной нагрузки: телевизионной 10-х камеры в трехкоординатном гиростабилизированном подвесе; тепловизионной камеры в гиростабилизированном трехкоординатном подвесе; фотокамеры.

Планер герметичен. Навигационно-пилотажная система собрана на новейшей элементной базе, что позволило радикально расширить её возможности. Полностью обновлено программное обеспечение. Увеличена грузоподъемность и скороподъемность БЛА. Акустически незаметен.



В Центре проходят обучение и «контрактники» и «срочники», превращаясь со временем в специалистов беспилотной авиации и младших авиационных специалистов рот БПЛА.



Программа обучения состоит из нескольких главных этапов: теория, подготовка на учебно-тренировочном комплексе (позволяющем имитировать полёт и «погрузить» курсанта в виртуальную информационную среду боевого применения), реальные полёты.



По завершении обучения военнослужащие сдают комплексный экзамен и получают соответствующие свидетельства. Сдают выпускные экзамены не все.



Часть курсантов отчисляется задолго до экзаменов, в самом начале обучения. В подавляющем большинстве это военнослужащие, не желающие становиться «беспилотными пилотами».
Они возвращаются на места своей службы.



Центр может вести подготовку специалистов для любых ведомств, не только в интересах МО РФ.


В плане внутриведомственных перипетий Центр располагает богатейшей историей: был в подчинении главнокомандующего ВВС, после подчинялся 4-му государственному центру подготовки авиационного персонала и войсковых испытаний МО РФ, побывал в составе 467-го межвидового окружного учебного центра подготовки младших специалистов танковых войск ЗВО, превратился в Межведомственный центр подготовки специалистов Сухопутных войск, и, наконец, обрёл статус подразделения центрального подчинения Генштаба.



Центр может готовить специалистов по трём основным направлениям: собственно пилотов или операторов беспилотного летательного аппарата (они «рулят» полётом), операторов управления целевой нагрузкой (они «рулят» бортовыми средствами ведения разведки: фото- и видеокамерами, тепловизорами, ИК-аппаратурой и т.д.) и техников (они «разруливают» всё, что остальные «нарулили»).



Важный документ. Неоспоримо подтверждает наличие пилотов в беспилотной авиации :).



Самое удивительное на этом снимке для меня лично — пульт управления кондиционером в обычном учебном классе.







Учебный симулятор БПЛА.



В рядах курсантов имеются и барышни военнослужащие прекрасного пола.











Учебные места почему-то оборудованы промышленными защищёнными клавиатурами «Сигнал».









Работа для дешифровщика: вычленить полезную информацию из массива визуальных данных и верно её интерпретировать.





Закончив осмотр учебных классов, отправился на «аэродром», расположившийся неподалёку от Коломны, в Воловичах.







С мороза в тепло — линза люто запотела.



Стартовый командный пункт.





БПЛА могут переноситься вот в таких рюкзаках.





Прямо на «аэродроме» была развёрнута мини-выставка, демонстрирующая образцы БПЛА.















Комплексы с БПЛА «Орлан-10» поставляются в ВС РФ на автошасси «КАМАЗ».



«Орлан-10» — российский многофункциональный беспилотный комплекс, предназначенный для ведения наблюдения за протяжёнными и локальными объектами в труднодоступной местности, в том числе при проведении поисковых и ремонтных работ.
Разработан российским предприятием «Специальный технологический центр».





















Аэродромный «колдун» — конус-указатель силы и направления ветра.



Погода в день съёмки порадовала: мороз, сильный порывистый ветер, снегопад. В пилотируемой авиации такие метеоусловия могли бы привести к отмене полётов, но для всепогодных комплексов БПЛА умеренное буйство природы помехой не стало.



Подготовка «Орлана-10» к старту.



Стартовая катапульта.



Аккумулятор был извлечён из тёплого внутреннего кармана и «заряжен» в БПЛА перед самым стартом. Чтобы избежать естественного падения ёмкости на морозе.







Взлёт! Старт БПЛА производится со специальной разборной катапульты. Скорость полёта может находиться в пределах от 75 до 170 километров в час, «Орлан-10» может находиться в воздухе до 18 часов, максимальное удаление от пульта управления не должно превышать 180-200 километров для уверенного приёма сигнала видеоаппаратуры.



Отлетав положенную программу, БПЛА вернулся в стартовый район и приземлился на парашюте.





Так же приземляется и «Орлан-10». На снимке видна надувшаяся «подушка безопасности».





После окончания полётов все отправляются мимо стартового КП в ангар.







Сборка, разборка, осмотр, укладка парашютов.







Всё, очередной полётный день закончен.





Интервью с начальником Центра, кандидатом военных наук, полковником Валерием Викторовичем Фроловым


Какие классы беспилотных летательных аппаратов на сегодняшний день вообще существуют и какие из них считаются наиболее приоритетными для нас?
В настоящее время концепцией развития беспилотной авиации, утверждённой министром обороны, определены следующие классы летательных аппаратов: комплексы малой дальности (ближнего действия), комплексы средней дальности и комплексы большой продолжительности полёта. Сейчас у нас полным ходом идёт производство и оснащение сформированных рот комплексами малой дальности (ближнего действия). Это комплексы «Орлан-10», «Леер», «Элерон», «Застава», «Наводчик-2» (состоящий из «Гранат-1», «Гранат-2», «Гранат-3», «Гранат-4») и комплексами средней дальности «Форпост». По комплексам большой продолжительности полёта ведутся опытно-конструкторские работы. Ожидаем, что в конце 2015 года опытные образцы поднимутся в воздух, будут проходить государственные и войсковые испытания. Если всё будет нормально и комплексы пройдут весь спектр необходимых мероприятий (в том числе и проверку в 929 лётно-испытательном центре на предмет соответствия заявленным лётно-техническим характеристикам), то новые разработки начнут поступать на вооружение формируемых подразделений беспилотных летательных аппаратов.


Как вы считаете, кому сейчас БПЛА нужнее всех? Российским Вооружённым Силам? «Силовым» ведомствам?
Я считаю — любому «силовому» ведомству «беспилотники» нужны, для многих они актуальны. Для чего? Это, прежде всего, сохранение человеческих жизней. Не надо идти на амбразуру грудью, стоит просто пустить БПЛА и посмотреть что впереди, спланировать дальнейшие мероприятия. Например? Сухопутные войска, охрана РВСН и артиллерии, корректировка огня. Десантирование ВДВ: на какие площадки с дальнейшим входом в бой высаживаемся, кто и что нас там ожидает. МЧС: любые чрезвычайные ситуации, пожары. 2 года назад Подмосковье горело повсеместно. Мы плотно работали непосредственно с администрацией: смотрели все площади, леса, предоставляли оперативные данные для направления пожарных вертолётов и машин МЧС. Работаем с миграционными службами: обращаются часто, просят посмотреть на какие-то участки или объекты с целью установления скопления мигрантов. Поднимаемся в воздух, смотрим, определяем, сколько людей и чем заняты, представляем данные. Проще говоря — беспилотная авиация нужна и востребована.


Наверняка Центр сталкивался с иностранными разработками в области БПЛА. На какой ступени развития находятся сейчас российские «беспилотники» по сравнению, например с США и Израилем?
По моей личной оценке и оценке других специалистов, сейчас мы отстаём от иностранных беспилотных комплексов лет на 10-12-15. Но не факт, что мы в кратчайшее время (года три-четыре, может быть пять), не обгоним наших коллег, у которых имеются такие летательные аппараты.


Есть ли какая-то специальная программа по изучению опыта иностранцев: что у них хорошо, что у них плохо, что можно позаимствовать?
Отдельной специальной программы нет, но ведутся аналитические работы, в том числе и нашим Центром. А это центр научно-исследовательских работ, где проводится анализ: как они обучают своих специалистов, на каком уровне, каким образом, как проводят войсковые типовые испытания. Проводятся в ходе командирской подготовки в Центре обзорные занятия, лекции. Мы делаем соответствующие выводы, ориентируемся на их программы, их мероприятия, производим, соответственно, корректировки в своих программах обучения. Так скажем, берём их опыт и внедряем частично в свою практику обучения наших подразделений, ну и что-то вносим совершенно новое. Что именно, я не буду говорить.


Расскажите, пожалуйста, о ваших курсантах. Каким вам видится идеальный курсант? Кого бы вы хотели видеть среди тех, кто приезжает на обучение?
Я так скажу — идеальных курсантов не бывает. Хороший курсант — это курсант, у которого есть огромное желание изучить определённый комплекс, научиться работать на нём. Приведу пример. Недавно (четвёртый или пятый набор) к нам приехало целое подразделение ВДВ во главе с товарищем капитаном. Уровень их подготовки — ниже среднего. Командир роты поставил задачу: все должны обучиться и получить удостоверения. Я наблюдал следующую картину: десантники сидели днями, ночами, спали два часа в сутки, но учили, дополнительные занятия проводили. И все успешно сдали выпускные экзамены, получили удостоверения и сейчас на высоком уровне эксплуатируют комплексы малой дальности. Всё зависит от желания человека.

Предпочтение отдаётся тем военнослужащим, у которых есть определённое образование, пускай среднее, среднее техническое, владение азами компьютерной грамотности и начальное представление о том, почему самолёты летают, а крыльями не машут. Что такое подъёмная сила, что такое воздушное пространство, ну и так далее. Обыкновенные минимальные знания. В дальнейшем курсанта ждут теоретические лекционные занятия, практические, групповые. Преподаватели полностью всё объясняют, рассказывают. Дальше курсанты изучают сами комплексы. Например, комплекс «Элерон» — он довольно простой в обращении, пилотировании и запуске. И обучиться на нём, я так думаю, легко может любой человек. Желание у человека должно быть. Бывает, что приезжают военнослужащие просто «отбыть номер», прогуляться, повеселиться. Это быстро становится заметно и такие курсанты просто отчисляются по неуспеваемости, по дисциплине или нежеланию учиться. Вот и всё.


Есть ли у вас какие-либо специальные требования к курсантам в плане знаний и умений?
Нет. За исключением комплексов средней дальности — это, например, комплекс «Форпост», который летает на удалении 250-300 км. Там необходимы специалисты непосредственно с авиационным образованием, которые окончили лётные училища, которые сами полетали. Пусть они списанные лётчики, списанные техники, но они ещё видят свою дальнейшую жизнь в армии, в полётах. Нужны операторы наведения, имеющие за плечами достаточный курс лекций по авиационной тематике. Есть комплексы и куда более серьёзные. Большая масса самолёта, сложные полётные характеристики, значительная дальность. Тут уже важно знать что-то о безопасности полётов, чтобы не было воздушных катастроф, инцидентов. В таком случае нет возможности обучить каждого.


Есть ли у вас какие-либо специальные требования к курсантам по здоровью, по физподготовке?
Тоже нет. Обучались даже люди, с так скажем, слабым зрением. Видели, что человек хочет учиться и по запросу вышестоящего штаба обучали. Трудится техником в управлении строительства. В прошлом году в потоке мы обучали женщин-техников БПЛА «Орлан». Я был удивлён, когда эти женщины в возрасте 48-50 лет приехали сюда обучаться. С ними здесь лично беседовал в кабинете: как вы видите своё будущее? Приехали они из ЗВО, Мурманская область. Они очень хотели служить, и командир поставил задачу: учитесь, будете летать. Я говорю: девушки, а вы хоть разбираетесь, где там свечи, где там карбюратор в двигателе стоит. Мы все изучим, товарищ полковник, все будем знать. На деле, когда на нашей учебной площадке в Воловичах был мороз, холод, эти девушки бегали за своим самолётом, носили его, запускали, чистили свечи. Мне было очень приятно, а они обучились и стали техниками. Так что физподготовки особой не надо, мы не спецназ, мы не войска, мы технические разведчики. Мы выполняем разведку, предоставляем заинтересованной инстанции те данные, которые она требует.


Есть ли у вас какая-либо возможность повлиять на разработчиков, например, прямо указать чего в комплексе не хватает, а что излишне?
Да, есть. Когда комплексы прошли государственные испытания и начинаются войсковые испытания, они все проходят через наш Центр. Разрабатываются специальные программы, методики. Утверждаются вышестоящим штабом. И мы начинаем работать. И если мы видим, что определённые характеристики комплексов не удовлетворяют требованиям воздушной разведки к современным беспилотным комплексам, мы это промышленности сообщаем. Производители всё внимательно изучают, и в дальнейших поставках они учитывают наши пожелания, требования и внедряют в жизнь. Пример — комплекс «Наводчик-2», где определённые недостатки были выявлены и сейчас над ними вплотную работают. В Центре есть специальные группы научно-исследовательской работы и войсковых испытаний комплексов, которые и занимаются этой проблематикой, выдвигают предложения и требования непосредственно для промышленности. Прежде, чем отдать что-то в войска, мы все комплексы поднимаем в воздух, смотрим на их качества. Только после этого комплексы уходят в войска, непосредственно в те подразделения, которые мы здесь уже обучили.


Касательно систем видео- и фотофиксации: что самое мелкое можно рассмотреть с «беспилотника»?
Да разное можно. Приведу вам пример. Приезжали к нам тележурналисты на съёмки. И столкнулся я с одним таким нехорошим оператором. Он говорит: а вот сможете вы меня найти с воздуха? Я говорю: постараемся вас найти. Он надел красную рубашку и убежал очень далеко, в траву. Но район мы знали. Запустили комплекс «Застава», минут восемь-десять пришлось поискать, и мы его обнаружили. Он даже своей видеокамерой снимал и показывал, что эти ребята его всё-таки нашли. В целом же, смотря какой БПЛА, но в среднем, при помощи инфракрасной разведки и тепловизора можно определить отдельного замаскированного человека. С помощью фото и видео — передвижение колонны, трёх-четырёх человек.

Комплексом «Форпост» на удалении 110 км ночью (это пример из практики) мы наблюдали движение утки с утятами по озеру, мы видели этих утят на самом деле. «Форпостом» выполняли специальные задачи, наблюдали как после нанесения авиаударов бандформирования раскалывались на группы и расползались в разные стороны. И мы считали сколько там людей, с чем они идут. Распознать АК-74 или ПМ возможным не представлялось, но «Муху» или «Стрелу» — да. Тут уже важнее общие опознавательные признаки того или другого предмета. А дальше все зависит от дешифровщика, как он отдешифрирует материал разведки и что к чему привяжет.


Может ли наш БПЛА использоваться не в качестве разведчика и наблюдателя, а в качестве ударной силы?
Я уже говорил неоднократно, на этот вопрос многим отвечал: сейчас ведутся опытно-конструкторские разработки, это все станет в общую «линейку». Я уже говорил, что мы немножко отстали от наших коллег, у которых уже есть такие беспилотные аппараты. Будут и у нас. Пока не хотелось бы ничего озвучивать, но я думаю, что лет через пять и мы будем владеть такими комплексами. Увидел, нанёс удар, посмотрел на результаты, вернулся.


В любом деле есть какие-то признаки, характеризующие человека как «мастера». Как оценить уровень мастерства оператора «беспилотника»?
Очень интересный вопрос. Все вы знаете, что в пилотируемой авиации есть лётчики 1-2-3 класса, лётчики без класса, лётчики-снайперы. Есть специальные приказы министра обороны, где по налёту часов и по уровню боевой подготовки лётчику присваивается квалификация. К этому и мы стремимся. Сейчас находится в разработке наше предложение Генеральному штабу по данному вопросу.

Что такое классный специалист? Действительно классный — тот, кто уже полетал на каком-то типе комплексов. Налетал, допустим, на «Форпосте» 100 часов. По указанию начальника Генерального штаба его уже можно переводить в инструктора. На меньших комплексах у специалиста может быть вылетов 20-30, это уже набравшийся опыта специалист. Разработана и уже внедряется лётная книжка для операторов БПЛА. После обучения в Центре мы вручаем такие книжки и каждый специалист фиксирует свой налёт. Считать налёт необходимо: сколько взлётов-посадок сделано, в каких метеоусловиях (простых или сложных), каковы были цели полёта, сколько объектов распознал, и так далее. Отличие пилотируемой авиации от беспилотной, конечно, есть, но человек присутствует и здесь и там. Многое в пилотируемой и беспилотной авиации регламентируется едиными федеральными авиационными правилам, правилами инженерной подготовки комплексов, правилами организации полётов и так далее. В дальнейшем можно будет оценивать уровень специалиста-оператора БПЛА по классности, как и в пилотируемой авиации.


Какие-то именно беспилотные традиции у вас в центре есть? Что-то свойственное именно вам? Может быть какая-то процедура приёма?
Собственных традиций у нас пока нет. Стремимся, конечно, чтобы традицией стало равенство количества взлётов количеству посадок. Но без традиций в авиации никак. Я сам большую часть своей жизни пролетал в пилотируемой авиации. И когда выполнил свой первый самостоятельный полёт, должен был пачку сигарет раздать инструкторам. А меня должны были взять за руки, за ноги и стукнуть о самолётное колесо. Хорошо помню свой первый полет на Ту-22, ещё будучи лейтенантом. Служил я в дивизии товарища Дудаева, и получилось так что в первый полет он меня возил.

В беспилотной авиации своей истории и традиций не придумали ещё, но я думаю, что это будущее. К нам сейчас внимание повышенное, выделяются необходимые средства, начала работать наша промышленность, начала массово поступать техника, люди начали приходить к нам обучаться. Очень сложно было в прошлом учить людей, когда обучаемый контингент приходил без желания. Нам в Центре было тяжело с ними бороться, заставить их: они не понимали, что им тут делать. А сейчас процентов 90-95 — военнослужащие, понимающие куда и зачем они прибыли. Мероприятия, которые проводились и проводятся сейчас в определённых горячих точках, показали, что это просто необходимо, это спасение человеческой жизни.

Мы растём, уровень знаний курсантов растёт, налёт растёт. Налёт, кстати, возрос в четыре раза, возросла эффективность выполнения воздушных задач. Это всего лишь за год! Есть, конечно, сложности и вопросы, есть кадровый голод в войсках, стараемся войска насытить нашими специалистами. Главное — люди идут правильные. Вот четыре девушки ко мне пришли в прошлом году, четыре лейтенантши. Хорошо обучились, стали летчицами–наблюдательницами. На «Востоке — 2014» выполняли полёты, очень хорошие результаты и картинки показали.

А начинали мы с разбитой неотапливаемой казармы в 2009 году. Не знали что делать в этом Центре, как починить отопление, где хоть каких-то средств добыть. Пришёл новый министр, распорядился выделить средства, отстроить инфраструктуру и всё заработало. Единственное, чего у нас пока нет, но обязательно будет — свой полноценный аэродром. Рассматривались разные варианты: Бутурлиновка в Воронежской области, Ржев, Поддубно, Крутышки. Лучший для Центра вариант — не больше пятидесяти-семидесяти километров от Коломны, чтобы Центр мог действовать как единое целое. Здесь теория полностью — там лётная практика. Думаю, это вопрос ближайшего времени.


И ещё несколько фотографий (сделаны в разные годы и в разных местах), иллюстрирующих реальное применение всяческих БПЛА в ВС РФ.



25 августа 2010 года. Учения ВДВ с выброской боевой техники и форсированием Волги. Ивановская, Ярославская, Костромская области.



Тип БПЛА мне неизвестен. Возможно, Орлан-3М?



23 июля 2014 года. БПЛА «Застава». Финальный этап Всеармейского соревнования понтонно-переправочных подразделений инженерных войск Вооружённых Сил Российской Федерации «Открытая вода — 2014». Река Ока, город Муром, Владимирская область.















26 июля 2014 года. Тактический БПЛА «Форпост» (в девичестве израильский IAI Searcher Mk II). Финальный международный этап конкурса боевой выучки лётных экипажей «Авиадартс-2014».
Аэродром 4-го ордена Ленина Краснознамённого центра войсковых испытаний и подготовки персонала военно-воздушных сил имени В. П. Чкалова, Липецк.



БПЛА «Форпост» осуществляет взлёты и посадки «по самолётному», т.е. ему нужна взлётная полоса для старта и возвращения.





7 августа 2014 года. БПЛА «Гранат-1». Соревнования войсковых разведчиков по специальной подготовке «Зеленая тропа». Тамбовская область.











Ну и немного самолюбования :).



Tags: ZAVODFOTO из ЖЖ, АРМИЯ
Subscribe

Posts from This Journal “АРМИЯ” Tag

promo zavodfoto февраль 4, 2025 21:18 57
Buy for 100 tokens
ПРОДАЮТСЯ ДОМЕНЫ - ГОРОДА РОССИИ: В ЗОНЕ RU (12): http://buynaksk.ru/ (Республика Дагестан, город Буйнакск) http://ertil.ru/ (Воронежская область, город Эртиль) http://kharovsk.ru/ (Вологодская область, город Харовск) http://laishevo.ru/ (Республика Татарстан, город Лаишево)…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments